Анастасия Жолен роман «Огонёк»

Новости свежая информация с земли Чикойской

/ / Подорбности

Наша землячка выпустила книгу. Интервью с ней от Чита.Ру предлагаем вашему вниманию

  26.04.2022        2368
Наша землячка выпустила книгу. Интервью с ней от Чита.Ру предлагаем вашему вниманию

 

Статья с сайта Чита.Ру


Анастасия Жолен, в девичестве Давыдова, родилась в Красном Чикое. Она искренне и глубоко любит Забайкальский край, нашлось ему место и в её романе «Огонёк» (18+), посвящённом российским журналистам. Сейчас писательница вместе с мужем и двумя сыновьями живёт во Франции. О любви, книгах, французах и широкой русской душе — в интервью «Чита.Ру».

Путь из Чикоя в Париж

— Мой папа военный, он служил в Приморском крае, один год мы жили в Петербурге – мне тогда было пять лет. В 1994 году мы вернулись в Красный Чикой к бабушке и дедушке.

Там я закончила школу. Потом поступила в Екатеринбург в юридическую академию. Прожила в этом городе пять лет, получила диплом юриста. Не то чтобы я хотела быть юристом. Я на тот момент никем не хотела быть. Но в 2002 году было модно учиться на юристов, менеджеров, управленцев, и мне нравилось, как разговаривают юристы. Тётя в Москве была юристом, прокурор был знакомый. Мне казалось, что они красиво говорят, и мне хотелось работать в суде. Детские такие были представления. У нас в России принято требовать обязательно выбрать профессию в 17 лет, сразу же после окончания школы, и я вот так выбрала.

У меня всегда было желание уехать в большой город. Мне нравилась городская жизнь. Когда мы вернулись в Красный Чикой, мне не хватало подъездов и лифтов. Приезжала в Читу, останавливалась у тёти, принюхивалась в подъезде. Коричневые лифты и их запахи давали ощущение, что я в городе.

В Санкт-Петербург мы ездили на каникулы, мне очень нравился этот город. В один Новый год я загадала, что хочу там жить, но выбрала для поступления Екатеринбург, потому что там были целевые места — регион платил. Я должна была отработать после учёбы в одной из районных прокуратур тогда ещё Читинской области, однако не вернулась. И меня никто не позвал, не напомнил о моём долге бюджету. На самом деле желающих работать в прокуратуре было очень много. Думаю, моё место быстро занял кто-то другой.

Сдав выпускные экзамены, решила поехать в Питер. В книге очень многое взято из моей жизни. Например, есть момент, когда подружка главной героини Катя приезжает с телевизором в Петербург. Это была я. У меня в общежитии был маленький телевизор, мы MTV с соседкой смотрели. Вот его я упаковала в простынь и, с ним, сумкой на плече и дипломом попёрлась в Питер.

Это был 2007 год, тогда зарплаты росли, было много предложений. Я нашла работу в юридической фирме за две недели, при этом там была неплохая зарплата. Через год квартиру себе в ипотеку купила и вскоре перешла в агентство недвижимости.

В 2008 году начался кризис, у нас сократили 80% сотрудников, и я тоже знала, что скоро потеряю работу. Но мне повезло – один парень, который когда-то заходил к нам офис и поговорил со мной, предложил перейти в комитет по инвестициям Санкт-Петербурга. Я, видимо, была единственным юристом на тот момент в его окружении. Меня пригласили на собеседование в Смольный. Тогда нужны были руки, потому что был инвестиционный бум, работы было много.

Три года я там проработала. Мы реконструировали аэропорт «Пулково», строили первую платную дорогу, которая пересекает весь Санкт-Петербург и сокращает пробки. Петербург был одним из пионеров по проектам такого рода. Было интересно работать с иностранцами.

Однако моя зарплата стала в три раза меньше, чем была и на какую я рассчитывала, покупая квартиру в ипотеку. Спасибо родителям, помогали. Кроме того, в Петербурге у меня не складывалась личная жизнь, довольно долго не было друзей. Пятницы, выходные и праздники были довольно депрессивными.

В тот период я очень хотела вернуться в Забайкалье. Либо в Читу, либо в Улан-Удэ – там у меня много друзей появилось в студенчестве. Останавливало одно-единственное обстоятельство: необходимость платить по кредиту. Искала работу юриста в Питере на сайтах, но либо не соответствовала по опыту, либо каким-то другим критериям, либо предлагалась слишком маленькая зарплата. Однако вакансии были. Когда же я забивала «юрист» на сайте по поиску работы в Чите, он мне не предлагал вообще ни одной вакансии. На самом деле спасибо большое этому кредиту. Если бы не он, я бы вернулась в Забайкалье, не встретила своего мужа.

В комитете по инвестициям я не планировала надолго оставаться, строить карьеру на госслужбе тоже. Поэтому, как только мне предложили интересную должность во французской юрфирме, я ушла. Там проработала недолго, меня позвали в Москву.

Уехала из Питера по двум причинам – погода и личная жизнь. Климат там для меня невыносимый. Я же из Забайкалья, где солнце встаёт каждый день и ты этому не удивляешься. В Питере, когда 9 месяцев над тобой висит серое небо, а потом появляется солнце, ты этому радуешься.

В комитете я нашла друзей. Влилась в тусовку, и последние годы в Петербурге мне было довольно весело. Но личная жизнь по-прежнему не складывалась, терять было нечего, и я решила поменять город.

Встреча с мужем и переезд

Чтобы уволиться из фирмы в Питере, мне нужно было подписать трудовую книжку у управляющего в московском офисе. Там, в свой последний рабочий день, и познакомилась с будущим мужем.

Анастасия Жолен

Мы почти сразу же начали встречаться, но потом он уехал. У него закончился контракт, и ему надо было возвращаться в Париж. Договорились, что я буду его ждать в России, он планировал вернуться, ему очень нравилась Москва. Он хорошо говорит по-русски, он мне показывал Москву. Меня это всё, конечно, очень подкупало. Видеть такой интерес к моей стране от иностранца было очень приятно.

После событий в Крыму и на Украине очень многие французские компании стали уходить с рынка. Фирма, которая приглашала его, в конце концов, не стала открывать офис. И стало понятно, что ситуация для него не улучшится в ближайшее время, поэтому я переехала во Францию. Отмечу, у меня прежде не было цели уехать из России. Мне было интересно пожить во Франции, хотелось поближе познакомиться с семьёй мужа, с их культурой. Но у меня не та специальность, с которой я легко могу найти работу за рубежом – я юрист по русскому праву. Плюс юриспруденция была не тем делом, которому я хотела бы заново учиться в другой стране.

Мы поженились, первое время в Париже учила французский. Потом училась по магистерской программе в рамках своей специализации. Прежде всего для того, чтобы иметь французский диплом. Довольно быстро нашла работу в La Caisse des Dêpots, это что-то типа нашего Внешэкономбанка. Вскоре у нас с мужем родился ребёнок, и я достаточно быстро забеременела вторым.

Книга

Не скрою, на новой работе мне было скучновато. Я поняла, что больше не хочу заниматься контрактами, и решилась попробовать написать книгу. И придумала, о чём буду писать.

В то время мне стало интересно смотреть разные интервью, читать про российских журналистов. Начала с выпусков Познера и «Школы злословия» с Авдотьей Смирновой и Татьяной Толстой. Нравилось слушать не столько приглашённых гостей, сколько самих интервьюеров.

Однажды посмотрела документальный фильм об Анне Политковской (российская журналистка, пресс-секретарь издания «Новая газета», правозащитница и писательница. Уделяла особое внимание конфликту в Чечне. В 2006 году была застрелена в лифте своего дома – Д.К.). И в моей жизни появился герой.

Я поняла, что хочу написать о журналистах. При этом желания писать биографию Анны Политковской у меня не было. Идея была в том, чтобы написать художественный роман о восхищающих меня в современной России людях, не называя конкретных имен. Историю жизни главной героини моего романа предстояло придумать, но я решила не «сочинять», а написать о том, что знаю, видела и пережила сама. Иными словами, рассказать о своей жизни в её жизни. Тогда это будет искренне.

Я не стала писать о том, что моя героиня из Забайкалья, потому что не хотела, чтобы она полностью копировала мой жизненный путь. Решила сделать её малой родиной Бурятию, которую я тоже очень люблю. И про Красный Чикой один эпизод вставила, уж очень хотелось.

Обложка книги Анастасии Жолен

Фото: Обложка книги Анастасии Жолен

Я давно замечала, что мой слог нравится людям. Когда писала статьи по юридической тематике и получала комплименты от коллег. Когда мама попросила написать в местную чикойскую газету статью о моём дедушке Бородине Николае Семёновиче — он был уважаемым человеком в районе и в области — и я получила много хороших отзывов от односельчан. Потом было то же самое, когда меня попросили написать по случаю юбилея школы, где я училась.

Мне ещё всегда казалось, что в русской культуре очень мало хороших книг и фильмов, которые бы показывали настоящую и радостную жизнь в России. Качественные фильмы о России смотришь, а потом застрелиться каждый раз хочешь. Какая-то депрессуха сплошная. Качественная современная литература в большинстве случаев, тоже о том, что в России всё плохо. А мне хотелось написать о том, что в России очень много хорошего.

Во Франции Достоевского, по моим ощущениям, читают больше и знают лучше, чем у нас. Очень многие французы мне говорили, что «Братья Карамазовы» их любимая книга. По моим опять-таки ощущениям, средний русский человек редко читает что-то, кроме обязательного по школьной программе «Преступления и наказания». Но почти всё, что французы читают и смотрят о XX веке в России, — либо про сталинизм, либо ГУЛАГ, либо про коррупцию и бедность.

Мне захотелось написать книгу о моей стране, какая она есть на мой взгляд. Не считая несколько сложных личных периодов, я жила счастливо всю свою жизнь в России. У меня были невероятно весёлые школьные годы в Красном Чикое.

Так что книжку я писала в том числе и для французов. Очень надеюсь, что она когда-нибудь будет переведена. Хочется донести до жителей других стран своё видение того, какая в России. И какие в ней люди, с их большими и маленькими радостями.

– Сколько вы её писали?

Три года. Я начала в январе 2019 года, в январе 2022 закончила. Пока что ни от одного издательства не получила ответа, — но они предупреждают, что читают рукописи от трёх месяцев до года. Поэтому я начала с платформ в интернете, там публикация бесплатная и ждать не нужно. В первую очередь разместила книгу на «ЛитРес». На его сайте и в приложении удобно читать электронную версию, а на Ridero можно заказать печатный вариант с доставкой в любой регион.

Я русская и русской останусь

— Читала комментарии под вашей новостью, в которых писали: вот она ушлая, любит малую родину из Парижа, уехала, а сама тут пишет про Чикой. Да, я действительно уехала. Те, кто продолжает работать в Красном Чикое, делают для него больше, чем я. Но у них нет права говорить, что я его не люблю.

Я могла уехать сюда и забыть Чикой. Знаю многих русских девушек, которые переехали во Францию и перестали читать российские новости, играли свадьбу во Франции. Ни в коем случае никого не осуждаю, но свою свадьбу я в Суздале проводила. Мне хотелось привезти французов к нам и показать, как у нас красиво. Для меня Россия – большая часть меня, я не представляю себя без нее. Я русская и русской останусь.

Сейчас мою книгу читают друзья и знакомые в Екатеринбурге, в Питере, Москве, Париже. Они никогда не были в Забайкалье, а теперь знают, что в Забайкалье есть прекрасный Красный Чикой.

– Сколько вы не были в России?

— Летом 2019 года я была последний раз в Красном Чикое. Познакомила бабушку и дедушку с моим сыном. В декабре того же 2019 встречалась с родителями в Марокко. К сожалению, не поехали в Чикой. Кто бы из нас мог тогда представить, как долго я с мужем и детьми не смогу посетить родные края. Потом был ковид, потом я была беременна. Сейчас, сами понимаете, сложно что-то планировать.

— А по чему вы больше всего соскучились и в России, и в Забайкалье?

— Мне вообще в принципе не хватает Забайкалья. Каждый год в июле я чувствую, что мне пора домой. Это очень сложно объяснить. Физически я это чувствую. Хочу в огород, хочу поесть малины вкусной. Хочу на речку, в место, которое чикояне называют «под ивами». Мне хочется забраться на сопку, на которую я каждый год с папой и сестрой забиралась.

И, конечно, люди. Простоты какой-то не хватает, когда идёшь по улице, почти всех знаешь, здороваешься. У нас люди душевнее.

Анастасия Жолен Анастасия Жолен

Муж мой был в Чикое два раза, а через год после свадьбы мы отправились в Забайкалье вместе с его родителями и сестрой. Поехали на поезде от Москвы. Они очень хотели проехать по России на поезде.

Поскольку я училась в Екатеринбурге, где студенты были почти из всех регионов, так получилось, что у меня по всему Транссибу есть друзья. Я им всем написала, что еду. И, не поверите, в каждом крупном городе они приходили к нашему поезду с сумками. Приносили какие-то огурцы, рыбу, курицу в фольге, водку в матрёшке. Столько подарков моим свёкрам надарили. То есть людям, которых они не знали и ни разу прежде не видели. Во Франции такого нет. Тут меньше уличного хамства, но такой широты души нет.

Я описала в книге один момент. Мы проснулись в Чикое, услышали, что подъехал мотоцикл. Выходим, а там какой-то незнакомый бурят из села Бурсомон. Он достаёт из своего мотоцикла целого барана. Узнал, что приехали французы, привёз барана, чтобы папа мой угостил их шашлыком, и уехал. Это так по-нашему. Во Франции такой широты души мне не хватает: люди тут тоже добрые, могут поддержать, но они более сдержанные.

– Как родители мужа приняли Россию?

Мы ехали четыре дня на поезде, потом провели в тайге несколько дней у друга нашей семьи — лесника. Иностранцы по-другому на всё смотрят. На костре мы варили картошку в алюминиевом закоптившемся ведре. Моя свекровь фотографировала это очень долго, потом спросила, почему мы варим в вёдрах. Они привыкли, что суп варят в кастрюле на плите. Но ей всё нравилось. И очень нравился вид чёрного ведра с плавающей в нём картошкой.

Мои французские гости замечали вещи, на которые я никогда внимания не обращала. Их очень впечатлило, что к кому бы я с ними ни приходила, нас все хотели посадить за стол. Во сколько бы мы ни пришли. Во Франции не так – тут обед и ужин в конкретное время. Нужно позвать людей и договориться за неделю. Если тебя зовут на кофе, то в большинстве случаев нальют только кофе. И это нормально. В лучшем случае предложат ещё шоколадку или простенькую выпечку. А в России начинают готовить – первое, второе, третье, компот.

Мои гости были в восторге, они мне несколько раз говорили и совершенно искренне, что это было их лучшее путешествие в жизни. Хотя они много где побывали.

Я поняла, что интересно можно рассказать обо всём. То, что мне казалось очевидным в Красном Чикое, удивляло иностранцев. Их видение на многое открыло мне глаза. Я вдруг стала обращать внимание на всё, что свойственно русскому человеку, нашим большим городам и маленьким сёлам.

На самом деле в книжке совсем придуманного из моей головы ничего нет. В этом смысле я схалтурила. Я просто рассказала то, что где-то когда-то видела и слышала.

— Планируете написать что-то ещё?

Да, мне очень понравилось писать. Я бы очень хотела этим заниматься всю жизнь. Не могу предсказать, как оценят мою книгу, но в любом случае не пожалею потраченного на неё времени, это было невероятным наслаждением.

  

Перейти к списку новостей

 


Если вам понравился сайт, вы можете поучаствовать в его развитии и поддержке. Постоянная работа сайта в сети требует финансовых затрат (хостинг, доменное имя), поэтому мы будем рады любой помощи со стороны читателей!

Лого www.krasnyj-chikoj.ru

Посмотрите другие статьи на нашем сайте:

Образование сел Красночикойского района

Краткая история образования сел Красночикойского района

Читать далее

Песенные традиции семейских

Семейские бережно хранят свои особенные многоголосные песни. На Чикое известно немало престарелых людей, которые знают песни столетней давности.

Читать далее

Животный мир национального парка Чикой

На территории национального парка обитает большое количество видов рыб, земноводных, пресмыкающихся, птиц и млекопитающих. Территория национального парка является местообитанием многих видов зверей и птиц, занесенных в Красную книгу Российской Федераци

Читать далее